В рамках стратегии развития страны на период 2017—2021 годов, а также в целях достижения госпрограммы «Год поддержки активного предпринимательства, инновационных идей и технологий» возобновление переговоров по вступлению во Всемирную торговую организацию (ВТО) обозначено в ряду первоочередных задач.

Независимый эксперт, юрист по вопросам ВТО Умида Хакназар ответила на вопросы издания Biznes-Daily. Spot приводит основные выдержки:

Умида Хакназар

юрист, эксперт по вопросам ВТО, консультант.

О мифах вокруг вступления Узбекистана в ВТО

Много заблуждений и ошибочных представлений о деятельности ВТО. Прежде всего это связано с недостаточной информацией, незнанием правил ВТО и тем, как это работает, а также множеством стереотипов, не имею­щих отношения к действительности.

Так, распространенным заблуждением является мнение, что при вступлении в ВТО у страны автоматически будут снижены все импортные пошлины и сразу начнется огромный поток импортной продукции, который просто уничтожит местных производителей. Это, конечно, не так.

Связывание тарифов на определенном уровне — это прежде всего результат переговоров. После того как вступающая страна дает первоначальный вариант своих предложений по тарифам, переговоры идут на двустороннем уровне и уже ведутся по совершенно конкретным товарным позициям, которые интересны переговаривающей стране.

По каким-то товарным позициям тарифы могут быть связаны и на более высоком уровне, чем они применялись до переговоров.

Так, например, Кыргыз­стан при вступлении в ВТО смог повысить уровень связки на импорт текстиля до 18% от применявшихся до этого 10%. И так по многим товарным позициям, которые Кыргызстан посчитал «чувствительными».

Так что это такой большой миф, который не соответствует действительности. Распространяется не экспертами, а людьми, которые привыкли думать по принципу «слышал звон — не знаю, где он».

Другим мифом является то, что при вступлении сельское хозяйство погибнет, так как субсидии запрещены. Субсидии действительно запрещены для промышленных товаров, и то для тех субсидий, которые относятся к так называемой «красной корзине», т. е. те, которые обусловлены экспортом.

Субсидии для развития науки и исследований, образования разрешены и приветствуются. Но в отношении сельскохозяйственной продукции такого запрета нет вообще. Просто ограничивается объем субсидий процентным соотношением от ВВП.

Для развитых стран допускаются субсидии до 5% ВВП, а для развивающихся до 10% от ВВП.

В странах нашего региона, в частности в Узбекистане, никогда не применялись субсидии в сельском хозяйстве, равные 10% или даже 5% от ВВП. Нам такое и не снилось.

Например, Таджикистану удалось закрепить уровень сельхозсубсидий до 8% от ВВП. Это означает, что Таджикистан может субсидировать свое сельское хозяйство до 2 миллиардов долларов США. Таких субсидий в сельском хозяйстве Таджикистана не было за всю историю Таджикистана. То же самое относится и к Узбекистану.

Мы не знаем, на каком уровне переговорная группа от Узбекистана сможет закрепить уровень сельхозподдержки. Но даже если это не будет 10%, не следует сильно расстраиваться. Даже 5% — это уже огромные средства, которые никогда не выделялись в Узбекистане.

Узбекским фермерам государство часто платит цену ниже рыночной. А субсидия в понимании ВТО — это, когда государство доплачивает своему фермеру разницу с мировой рыночной ценой, в случае если последняя понижается. То есть фактически выкупает у своего фермера продукцию по цене выше рыночной.

Кто понимает ситуацию в сельхозотрасли в Узбекистане, также должен понимать, что таких субсидий у нас никогда не было и, скорее всего, не будет.

Еще одним мифом является то, что ВТО это клуб для богатых стран, а бедные и малые станы как были бедными так и остаются. Конечно же, бедная страна может также остаться бедной, в этом смысле ВТО — это не благотворительная организация, не финансовый институт и не донор, который оказывает финансовую поддержку.

Но это уже вопрос экономического развития, которое зависит не только от членства в ВТО, но и от очень многих других факторов, и экономических, и политических, и социальных, и т. д. Но то, что каждый член имеет равный голос, а решения принимаются на основе консенсуса — это факт.

И действительно, даже небольшая страна может заблокировать решение руководящих органов ВТО, которое она считает противоречащим своим интересам. Таким образом, даже голос очень маленькой и бедной страны может оказаться решающим.

О «чувствительных товарах»

При вступлении ведутся переговоры со странами-членами по тарифам на товары и по обязательствам по доступу на рынок услуг. Бывают сектора, которые особенно важны, так как составляют значительный вклад в экономику или где высокий уровень трудозанятости.

По таким секторам страны стараются закрепить более высокий защитный тариф. И такие сектора называют «чувствительными», потому что изменения могут повлиять на экономику, так как они имеют большое значение, или вызвать сок­ращение рабочих мест.

В Узбекистане возможно к такой продукции могут относить сельскохозяйственную продукцию, фрукты и овощи. На них сейчас 150% налог на импорт (30% — пошлина, 100% — акциз, 20% — НДС и 0,2% — таможенное оформление), что является очень высоким.

Скорее всего, при вступлении страны-члены будут требовать снизить этот тариф. Для этого будут вестись переговоры.

Но надо отметить, что у нас до сих пор нет таких отраслей по производству готовой продукции к надбавленной стоимостью, у которых значительный вклад в ВВП или где высокая занятость.

Сейчас сложно сказать, какие сектора для Узбекистана являются чувствительными, ведь до сих пор страна разивалась не по рыночным механизмам.

Основной вклад в ВВП страны составляет сырьевой сектор (хлопок, газ, ископаемые и т. д.). В отношении промышленных товаров, переработанных, или услуг экспорт минимальный и вклад в ВВП также незначительный.

Основная занятость у нас в сельском хозяйстве, но опять-таки это связано с монополией хлопчатника. Поэтому еще предстоит пересмотреть, на какие отрасли нужно делать ставку. Многие высокие тарифы назначались без какой-либо методологии.

Если тарифы будут пересмотрены, понижены и упорядочены, импорт выйдет из тени, и пойдут реальные доходы в бюджет.

О преимуществах членства Узбекистана в ВТО

Чтобы развивать экономику, нужно развивать рыночные механизмы, возможности для частного сектора и экспорта продукции с надбавленной стоимостью, чтобы возникли рабочие места. Для всего этого нужны системные реформы внутри страны.

Для Узбекистана вступление в ВТО создаст большие возможности по развитию производства, расширению и росту экспорта, а также даст устойчивый курс на продолжение рыночных реформ.

Институциональные реформы в области технического регулирования, таможенного администрирования, законодательной базы в сфере регулирования услуг создадут возможности легче и быстрее интегрироваться в мировой процесс производственного, научно-технического и культурного развития. Это будет способствовать развитию деловой среды и конкуренции.

Вступление в ВТО будет означать, что все дискриминационные льготы и правила в отношении отдельных предприятий будут отменены, что поможет снизить уровень коррупции. Частный сектор сможет развиваться по честным правилам.

Например, в сельском хозяйстве, если отменят монополию хлопка, фермер сможет свободно выбирать, что ему сажать и продавать по рыночной цене. Возникнут новые виды отраслей, а значит новые рабочие места.

Вступление в ВТО позволит участвовать в различных международных организациях и соглашениях, где формируются новые стандарты и правила в отношении новых видов продукции и услуг. Участие в таких организациях позволит развиваться нашим собственным научным кадрам.

Мы сможем производить продукцию, которую можно будет экспортировать в разные страны и т. д.

О переговорах

Прежде всего, в переговорную группу от Узбекистана должны входить представители различных министерств и ведомств, которые имеют отношение к вопросам, которые будут предметом переговоров в ВТО.

Также будет назначен главный переговорщик от страны, часто это бывает на уровне министра или замминистра торговли или экономики, обладающий соответствующей компетенцией. Переговоры будут идти по тарифам (по всей товарной номенклатуре), услугам (по тем секторам услуг, по которым Узбекистан хочет торговать), по сельхозтоварам.

Прежде всего, у переговорной группы должно быть понимание, что речь идет о системных реформах в экономике, которые необходимы Узбекистану.

В переговорах по товарам однозначно можно ожидать, что страны-члены будут требовать полностью устранить дискриминационные акцизные налоги на импорт. Это будет необходимо сделать.

Также необходимо будет представить методологию по тарифам и снизить на многие позиции.

Более сложными могут оказаться переговоры по услугам. Нет смысла ограничивать доступ на рынок информационных технологий, потому что для общего развития всех секторов нужны информационные технологии.

Нужно создать благоприятную инвестиционную среду, когда инвесторы будут приносить также и свои технологии и знания, делиться ими.

В переговорном процессе возможно поставить такое условие для инвесторов.

В перевогорном процессе по услугам следует ожидать, что страны-члены будут требовать прозрачных процедур и правил в финансовом и банковском секторе, включая страхование.

Будут требовать более значительных сроков аренды земли. Лицензирование многих видов услуг необходимо будет пересмотреть, чтобы критерии получения лицензий стали прозрачными, были механизмы для оспаривания решения в случае незаконного лишения лицензии и т. д.

При переговорном процессе нужно исходить из реальной ситуации, практических возможностей. Нужно будет широко вести образовательные семинары и тренинги как для чиновников переговорщиков, так и для бизнеса, частного сектора, студентов, широких кругов.

Необходимо отметить, что в процессе вступления и после значительную роль имеет техническое содействие, оказывае­мое различными международными институтами. Экспертная поддержка необходима в процессе вступления, а также в процессе внедрения институциональных реформ в экономике.

Важно умело использовать техническое содействие и воспитывать новые национальные кадры — торговых юристов, экономистов и переговорщиков, которые в дальнейшем будут реализовывать торговую политику государства в рамках ВТО.