Каким был год для бизнеса

Сегодня бизнесу удалось вернуться к росту. Из-за пандемии некоторые направления бизнеса пошли на спад. К примеру, наш проект по GPS-трекингу MaxTrack был достаточно пассивным в течение 5−6 месяцев. В IT-проекте Workly во время жесткого карантина также наблюдался кризис, потому что многие клиенты из сегмента HoReCa (рестораны, гостиницы) сокращали штат, а наша абонентская плата зависит от количества персонала.

Сейчас бизнес постепенно выходит на уровень — показатели наших проектов лучше, чем в прошлом году.

Мы открыли новое направление Express 24. В карантин мы запустили доставку еды в Самарканде и Бухаре. Кроме того, разработали Express 24 Market — доставку продуктов из магазинов. К этому сервису уже подключились около 70 разных торговых точек — так мы начали доставлять товары из магазинов по всей республике.

Следом в дополнение к Express 24 Market мы решили создать онлайн-маркетплейс TOKO. Система интегрируется с магазинами и в режиме реального времени показывает весь их ассортимент. В TOKO можно узнать о скидках по всему городу, а также заказать доставку товара.

Самое сложное в этом бизнесе — интеграция, она занимает много времени. Мы сейчас загружаем в систему несколько крупных магазинов, в ней уже есть около 30 торговых точек, которые приходится интегрировать вручную.

Как изменились привычки потребителей. У Express 24 появилось много клиентов (25−30 тыс. человек) с небольшим чеком. Они в основном заказывают фастфуд: лаваши, бургеры, KFC. Думаю, это связано с жестким карантином, когда люди искали разные варианты доставки еды и приучились к нашему сервису. Объемы заказов выросли примерно на 250%. При этом средний чек немного упал, так как у нас появилось много вариантов фастфуда и блюд из «Миллий таомлар», а они зачастую дешевле, чем европейская кухня.


Фото: Евгений Сорочин / Spot

Карантин научил людей заказывать еду. Интересная тенденция: по пятницам мы замечаем рост заказов, чего раньше не было. Есть такое понятие — friday night out, когда люди после рабочей недели идут отдыхать в кафе или бары. Сейчас же по пятницам люди предпочитают собраться у кого-нибудь дома и заказать еду. По сути friday night out стал friday night in.

Что происходило на рынке в 2020 году

Карантин и правила, которые менялись практически каждый день. В первый локдаун нам надо было постоянно адаптироваться под новые условия. Сначала ресторанам запретили работать, затем нельзя было выходить на улицу, потом в выходные объявили жесткий локдаун, когда даже стикеры не действовали. Хотя нашим курьерам разрешено было передвигаться, их постоянно останавливали на дорогах. Мне в ручном режиме приходилось общаться с сотрудниками правоохранительных органов, звонить их начальству и вытаскивать наши машины.

Правила постоянно менялись, поэтому часто сами сотрудники не были до конца осведомлены, что можно, а что — нельзя. Сложно оперативно донести информацию такому большому количеству сотрудников, а некоторые использовали это в своих интересах. Кроме того, в карантин был высокий спрос на работу, нам приходилось постоянно подключать к системе новых курьеров. Мы делали это в удаленном режиме, и наши трудовые часы были очень напряженными, чем в обычный период.

Бизнесмены задумались об автоматизации. Многие организации поняли, что бизнесу нужно трансформироваться, становиться цифровым. Если раньше достаточный приход компаний позволял работать им в неэкономичном режиме, то сейчас у многих доходы упали — теперь предприниматель задумывается об эффективности производства, а она, в свою очередь, всегда представляет собой холодный расчет.

У многих встал вопрос автоматизации и контроля бизнеса, поэтому мы сейчас видим повышенный интерес к системам автоматизации, в том числе Workly.

Фото: Евгений Сорочин / Spot

Что не так с электронной коммерцией

Эффект пандемии проходит — спрос на e-commerce уменьшается. Я наблюдал это на примере Express 24 Market: как только закончился жесткий карантин, спрос упал в три раза, потому что у электронной коммерции в ее текущем виде очень много проблем. Например, нет площадок, где можно сравнить товары, получить большое разнообразие продукции, актуальные цены.

Люди закрывали глаза на все эти ошибки, так как в локдаун у них не было выбора. У потребителей появилось свободное время, они могли долго обсуждать в Telegram, что есть в наличии, и молиться, чтобы товар вообще доставили, хотя бы завтра.

Сейчас люди стали очень мобильными, они могут пойти на базар или в торговый центр и найти все, что нужно. Они любят ходить по магазинам, смотреть, щупать товар и так покупать.

Электронная коммерция потеряла большую аудиторию. Я считаю, что e-commerce потеряла достаточно большие объемы из-за неподготовленной инфраструктуры. Технологически не были готовы сами игроки, логистика, интеграция и многое другое. Если бы все было налажено, мы могли бы получить и удержать большую аудиторию. Например, после смягчения карантина в Express 24 нам удалось сохранить около 85% новой аудитории, а в Express 24 Market всего 30%.

Для успешного развития электронной коммерции должны выполняться несколько условий. Во-первых, платежеспособность народа — очень важный фактор для появления на рынке системных игроков. Во-вторых, такие игроки, которые завозят большой ассортимент товаров, имеют систему учета. Это большие магазины вроде Red Tag, Di Sport, LC Waikiki, у них есть постоянный завоз, а каждый товар оцифрован и лежит на складе в определенном количестве.

Плюс они завозят всю продукцию «по-белому», это еще одно важное условие для e-commerce, поскольку те, кто работает «по-белому», могут принимать онлайн-платежи.

Фото: Евгений Сорочин / Spot

Трудности интернета. Еще один решающий фактор — доступность интернета. Те, кто принимает решения по интернет-инфраструктуре, живут в центре города с хорошим интернетом и не смотрят на реальную статистику. В результате они думают, если у них и у коллег качественная связь, то у всех все хорошо. Однако мы работаем в разных областях страны и знаем, что даже в Ташкенте есть проблемы, не говоря уже о регионах. Интернет дорогой, люди вынуждены думать о трафике, а так быть не должно.

Чтобы электронная коммерция работала, нужен нормальный 3G. Пока же нас в регионах просят: «Можно сделать так, чтобы в приложении картинки еды загружались только по запросу? Иначе мы тратим лишние мегабайты».

Важна технологическая основа. Если в системе есть слабые звенья, эти проблемы зачастую можно решить с помощью нагрузки на технологии. Мы сейчас как раз работаем над этим в Express 24 Market и TOKO, хотим создать технологию, которая «зажжет» электронную коммерцию. Подобных проектов может быть много, но очень сложно создавать правильный продукт — надо понимать все: что хотят клиенты, как войти на рынок, какова его специфика. Это своего рода сложный квест, который люди стараются проходить по-разному.

Все компоненты продукта должны работать как оркестр. Электронная коммерция — цифры, заказы. Вы начинаете расти, когда достигаете тысячи заказов в день, но надо знать, как правильно дойти до этой тысячи. Для этого необходимо понимать аудиторию, ее желания, чувствовать и правильно соединять все составляющие: товары, партнеров, логистику. Это как оркестр, в котором вы — дирижер, и все должны знать свои партии и выполнять их на отлично. Тогда с вероятностью 10−15% у вас может получиться что-то замечательное.

Можно создать продукт при плохой инфраструктуре, но в реальности все сложнее. Например, Click создавался, когда скорость интернета была недостаточной. Разработчики не жаловались, что у населения нет хороших смартфонов, а сделали систему на USSD-запросах, и получили положительный результат.

Однако электронной коммерции нужен интернет, ведь когда вы покупаете, то хотите сравнить изображение товара с реальным опытом. Чтобы полностью показать свойства товара, необходимо подробно расписать параметры продукта, а для этого лучше сделать видеообзор. Чем больше информации о продукции — тем эффективнее, но тогда на каждый товар появляется дополнительный расход.

Сегодня он может доходить от 30 до 100 тысяч, а на нашем рынке многие вещи продаются в единичных экземплярах. Получается, вы инвестируете в фото и описание товара, чтобы его продать, а его нет в наличии.

Фото: Евгений Сорочин / Spot

Чего ожидать в 2021 году

Большие планы и новые игроки. В следующем году после пандемии, возможно, ожидается рост многих отраслей , появятся новые игроки. Думаю, к нам будут заходить международные компании — они интересовались нашим рынком, но карантин изменил планы. Вероятно, это будут сервисы доставки еды и такси. Сейчас в Россию заезжают китайские игроки, они могут заинтересоваться и Центральной Азией — для них это небольшие и легкие в заходе рынки.

Для потребителя произойдут улучшения в плане сервиса. Электронная коммерция также будет возрастать, но если отрасль сама не получит развитие, то мы ее будем продвигать. У нас есть большие планы на Express 24 Market, TOKO и другие проекты. Что касается нашей компании, мы планируем запускать проекты не только в Узбекистане, но и по СНГ.

Рынок доставки еды в Узбекистане на начальном уровне и еще многократно вырастет. Люди будут чаще заказывать еду, чем обедать в общепите. Скорее всего, они станут реже готовить, нежели заказывать. Тенденция такова, что доступность сервиса и развитие технологий сделают доставку еды выгоднее, чем самостоятельную готовку.

К примеру, если вы закажете лаваш, то потратите около 15 тыс. сумов и закроете вопрос голода. У точек фастфуда маржинальность небольшая, но за счет внушительных объемов они могут держать цены невысокими.

Надо решить вопрос с интернетом и IT-специалистами. Плохая скорость интернета отрицательно влияет на весь IT-сектор. Чтобы решать эти проблемы, нам нужно больше специалистов, особенно в сфере IT. Частному сектору необходимо создать университеты, учебные центры, чтобы выращивать программистов.

Когда речь идет о предпринимательских вещах и образовании, частный сектор справляется с этим лучше государства, потому что в бизнесе за результат отвечает владелец продукта.