Война между Россией и Украиной продолжает менять историю и экономики стран. Вслед за громкими уходами с российского рынка корпораций, наступила массовая релокация.

Узбекистан оказался в сложной ситуации. С одной стороны — международные процессы, смена инвестклимата для всей Центральной Азии. С другой — новые возможности для целых отраслей, приход зарубежных компаний на внутренний рынок и волна «белых воротничков» в качестве экспатов и релокантов в различные сферы. Наиболее масштабной с этой точки зрения стала индустрия информационных технологий.

Эксперты объясняют рост экспорта IT-услуг из Узбекистана системными поэтапными реформами, которые были запущены до событий этого года. Соответственно, релокация экспертов, во многом ускоряющаяся на фоне событий в мире, так или иначе была частью большого плана по созданию в Узбекистане комфортной среды для развития самой продвинутой отрасли экономики.

Сами релоканты сходятся во мнении, что Ташкент — очень дешёвый для проживания, быстрый для регистрации бизнеса, спокойный для фриланса, стоит на старте к тому, чтобы встать в один ряд с Тбилиси, Стамбулом, Сан-Франциско и Дубаем по качеству инфраструктуры для IT-сферы.

Во многом, конечно, столице Узбекистана есть куда расти с точки зрения онлайн-сервисов, автоматизации, логистики и скорости интернета. Но то, какими темпами и показателями правительство решает текущие проблемы, серьезно обнадеживает не только самих релокантов, а также средний и крупный бизнес, который сейчас инвестирует в индустрию.

О масштабной релокации, ее последствиях и трендах Spot рассказали представители IT Park, зарубежного и локального бизнеса, а также сами релоканты.


Баходир Аюпов,

CEO университета ITPU, экс-заместитель директора IT Park по международным отношениям.

IT-индустрия в Узбекистане сейчас является одним из ключевых приоритетов экономики. Беспрецедентные меры по поддержке компаний отрасли, быстрое реагирование на изменения в законодательстве стали фундаментом для той поддержки, которую сейчас IT Park оказывает бизнесу и специалистам tech-индустрии.

Из практических мер, которые напрямую повлияли на релокацию — это полное освобождение от всех корпоративных налогов, снижение налога на доход физических лиц с 12% до 7.5%, упрощение процедур регистрации бизнеса и найма зарубежных экспертов.

Программа по релокации сложилась исходя из обстоятельств. Мы не планировали принимать такой поток иностранных граждан, но получили огромное количество заявок от компаний, увидели, что к нам стремятся попасть множество экспертов из IT. Так и случилась программа для релокантов Tashkent Rush (мигрантам и их семьям помогали с адаптацией в стране, поиском работы, детского сада или школы для детей, подбором жилья и др. В некоторых случаях технопарк даже организовывал чартерные рейсы для переброски команд — прим. Spot). Мы действовали реактивно и полностью опирались на запросы самих релоцирующихся.

Благодаря оперативному содействию руководства страны, Министерства по развитию информационных технологий и коммуникаций, а также других ведомств, удалось предоставить конкурентноспособные условия. В итоге, на период начала сентября по программе релоциловались около 3 тыс. IT-специалистов разного уровня. На сегодня только из нашей программы почти 2 тыс. человек успешно работают в Узбекистане. По нашим внутренним исследованиям, фактически больше 5−6 тыс. релокантов приехали в Узбекистан с начала марта (в мае правительство России сообщало, что 80% граждан, уехавших после начала войны, вернулись в страну — прим. Spot).

Конечно, были и проблемы. Так как поток значительно превысил наши возможности, мы понимали, что нужно оперативно помогать людям, но процесс значительно тормозил факт неопределенности. Например, мы делали льготные цены на жилье, но не знали на какой срок та или иная семья остаётся в Ташкенте.

Другой пример: чартерные рейсы из некоторых стран нам запретили, для них это был стратегический, чувствительный вопрос. Но те, кто решили уехать так или иначе находили пути, пришлось заниматься организацией чартеров, дополнительных мест в регулярных рейсах по адекватным ценам.

На сегодня вопрос, сколько релокантов останется в итоге жить и работать в Ташкенте все еще актуален, однако, поток вновь прибывающих также не остановлен. Мы планируем упростить еще несколько важных процедур, чтобы Ташкент мог действительно называть себя IT-хабом Центральной Азии.

В рамках релокации 68 иностранных компаний стали нашими резидентами. Это хорошая цифра, за все время существования IT Park количество компаний-резидентов превысило 850.

Мы прогнозируем существенный рост этих цифр, как с точки зрения прибывающих к нам компаний, так и в рамках роста локального бизнеса. Будет больше компаний, которые соответствуют нашим критериям и могут быть резидентами, экономически бессмысленно оставаться за пределами парка, поэтому здесь тенденция для нас, как и для рынка, положительная.

На локальном уровне релокация значительно повлияла на конкуренцию, многие местные игроки были недовольны тем, что лучшие кадры переходят работать в зарубежные компании, которые стали открывать офисы в Узбекистане. На нас пытались оказывать давление в этом направлении, официально и неофициально обращались многие компании.

Однако, мы убеждены, что искусственно сдерживать конкуренцию — это путь в никуда, рынок должен жить по рыночным условиям, и если локальная компания не может улучшить условия труда, проигрывая в кадрах другим, значит она неэффективна. Через такой путь «выживания» проходили все развитые экономики, это прогнозируемая и абсолютно нормальная тенденция.

За результаты IT-индустрии красноречивее всего говорят цифры: если за 2019 год экспорт услуг составлял $6,2 млн, за 2020 год этот показатель составил уже $16,3 млн, в 2021 году — $46 млн. В первом квартале этого года он уже достиг $46−48 млн.

До конца этого года мы достигнем $100 млн, до 2025 года планируем выйти в показатель $500 млн, и до 2028 года достичь $1 млрд.


Ботир Арифджанов,

основатель компаний Paynet, Instant Payment Solutions (проекты Obke.uz, Jiydacool), IT-академии Astrum, резидент IT-Park.

Прежде чем рассуждать о релокации, давайте посмотрим, что стратегически сейчас изменилось и происходит в IT. Многие изменения, которые уже случились с бизнесом, стали для нас привычными и нормальными. Все очень сильно упростилось и с точки зрения ведения бизнеса.

Если говорить о тенденции последних двух лет, IT является самой прозрачной отраслью. Ещё 5−6 лет назад IT как индустрии не существовало, потому что было практически невозможно легализовать компании, платить прозрачно налоги и экспортировать услуги. Конечно, появление IT-Park, льготы по налогообложению, упрощенные процедуры сделали этот бизнес очень привлекательным направлением.

Отсюда и высокий спрос на Ташкент, как точку релокации именно IT-специалистов, что стало огромным плюсом для рынка из-за роста экспертизы, но в то же время это минус для локальных компаний, так как придётся конкурировать с большими компаниями, не каждый бизнес это выдержит. Мы сейчас видим эту тенденцию, когда набираем IT-специалистов уровня senior и executive, средний чек на такие кадры вырос в 2−3 раза.

В целом, меняется внутренняя система бизнеса, автоматизируются процессы. Отсюда большой дефицит не только на программистов, но и специалистов по маркетингу, продуктовому менеджменту, продажам. В Узбекистане сейчас такие квалифицированные специалисты стоят наравне или даже дороже, чем в соседних странах.

Поэтому, часть команды для своих проектов Obke (новый маркетплейс) мы искали в Казахстане, Беларуси. Релокация из России и Украины также привела много талантливых ребят из отрасли, мы готовы с ними работать, каждую неделю провожу по несколько интервью с сильными специалистами, многие уже работают в штате. Больше всего сейчас востребованы java-программисты, продакты с опытом в ecom и fintech, все, кто работает с кибербезопасностью и сетевыми решениями.

Одновременно мы планируем растить наших локальных ребят, развивать рынок местной экспертизы. Было бы неправильно категоризировать на «своих» и «внешних», продуктивнее сейчас на уровне страны задуматься, кого нам привлечь в краткосрочной перспективе, чтобы полагаться на себя в долгосрочной. И вот здесь на первое место встаёт IT-образование, куда мы сейчас тоже совместно с правительством ищем и направляем ресурсы.


Ренат Ахтямов,

глава EPAM Systems в Узбекистане.

Офисы EPAM открыты в 45 странах по всему миру. В компании давно есть своя программа релокации Global Mobility, в рамках которой мы даём сотрудникам возможность релоцироваться из одной локации в другую.

Отдельного решения переезжать офисом или предлагать сотрудникам релоцироваться в Ташкент не было. Однако, после того, как возникла потребность со стороны людей из стран СНГ, мы постарались сделать это максимально быстро и комфортно. Новые возможности, которые оперативно предлагал Узбекистан, были сразу замечены.

Благодаря упрощённой системе регистрации иностранных специалистов и программе IT Park, нам удалось в короткий период эффективно помочь нашим сотрудникам, желающим на разные сроки поменять место основного пребывания.

Наш офис в Ташкенте постоянно растёт, если 3 года назад мы начинали с 5 разработчиков, то на сегодняшний день нас уже более 800.

Важно отметить, что мы и до февральских событий релоцировали наших ребят в Узбекистан. Например, в прошлом году три человека релоцировались, чтобы помочь местному офису развить практики и направления. Оказалось, что в Узбекистане представлена в небольшом объеме практика тестирования, и без опытных менеджеров поставить направление в компании просто невозможно.

Сейчас мы видим дополнительные плюсы от этого переезда: в короткие сроки удалось интегрировать локальных специалистов с релокантами, собрать совместные команды и настроить процесс обмена опытом. Для офиса EPAM в Узбекистане это отличная возможность, мы ожидаем новый уровень перфоманса команды и надеемся долгосрочно повлиять на качество экспертизы локальных специалистов.

На сегодняшний день в офисе около 800 сотрудников, больше половины из них — локальные.

Самым сложным было конкурировать с Турцией и Грузией, которые хорошо всем знакомы.Могу уверенно отметить, что сейчас уже Ташкент совсем иначе воспринимается нашими сотрудниками. Конечно, было непросто убедить специалистов попробовать новый для них опыт. Мы проводили встречи, сами рассказывали коллегам, что Узбекистан ничем не уступает по условиям, что здесь комфортно, много интересных людей и, самое важное, серьёзный фокус на IT на уровне правительства. Для инновационных отраслей экономики жизненно необходимы волевые решения руководства страны, мы, конечно, как компания на себе это напрямую прочувствовали.

Планы и задачи у нас остаются прежними: хотим сделать офис в Ташкенте устойчивым, способным оперировать большим человеческим капиталом, который будет двигать компанию в ускоренном темпе. Перед нами стоит задача довести офис до нескольких тысяч инженеров, а также расширить своё присутствие и в образовательной сфере. Уже сотрудничаем с несколькими университетами-партнёрами, где у нас запускаются лаборатории, которые обучают и готовят студентов к трудоустройству.

Кроме того, мы с IT Park запустили digital-университет IT Park University. Он будет готовить инженеров, специалистов по кибербезопасности и других востребованных экспертов. Лучшие студенты будут проходить обменные программы в Европе, США и других странах, для нас кадры — это инвестиции в отрасль и приоритетное направление для развития компании.


Андрей Тен,

Chief Operations Officer, Instant Payment Solutions.

Я перешёл в сферу IT в 2011 году после получения MBA в Кембриджском университете и двух лет работы в консалтинговой компании Bain & Company. Начинал с аналитики в одном из первых купонных сайтов KupiKupon, а затем перешёл в eBay Russia, где отвечал за проекты по улучшению опыта российских покупателей, локализацию и повышению конверсии продаж.

Самое интересное в моей истории то, что я до 23 лет жил в Ташкенте, потом переехал, возвращался в 2015 году управляющим директором при запуске маркетплейса от Rocket Internet (Kaymu) в Узбекистане. На самом пике на сайте создавалось 100 заказов в день, в регионе Восточной Европы и СНГ по объему заказов сайт уступал только Азербайджану и Болгарии (которые были открыты более чем на год раньше). Через полгода в связи с закрытием проекта мне пришлось вернуться в Россию.

Мы переехали в Санкт-Петербург, где я стал операционным директором офисов продаж Авито с задачей вывести его на новый уровень с точки зрения эффективности и результативности. В 2021 году начал работать в компании Gett в качестве операционного директора продаж британского подразделения, с 2022 года начал отвечать за эффективность процессов продаж также на рынках США, России и Израиля.

Когда встал вопрос о релокации, искал амбициозный большой проект. Финтех, особенно на рынке бурного роста, такого как Узбекистан, был очень интересен. Периодически искал возможность сюда вернуться, но не было подходящего оффера и внутренней готовности семьи, а в этом году все сошлось, включая проект. От принятия решения до фактической релокации прошло пару недель.

В Узбекистане хорошие условия для квалифицированных кадров, вижу как государство сейчас меняет инвестиционный климат и бизнес-среду. Из плюсов лично для себя заметил то, что здесь намного удобнее, быстрее перемещаться по городу, гораздо проще договариваться с людьми. Из минусов есть недостатки в привычных для Москвы сервисах, долгая логистика товаров, невысокое качество поддержки клиентов. Для меня это некритично, наоборот, есть огромное поле для идей и проектов. Маркетплейс Obke, над которым мы сейчас с командой работаем, как раз об этом.

Для меня это вызов и большая ответственность, планирую быть здесь, пока не выполню свою задачу в проекте. Рынок огромный, очень много этапов, которые уже прошли российские и международные компании, нам нужно только адаптировать опыт и получится большая история, я в этом уверен. В этом есть огромный драйв для меня и команды.