Туризм — одна из сфер, которая больше всего пострадала от пандемии коронавируса. Если прошлый год для индустрии оказался практически мертвым — закрытые границы, а также ограничения на передвижение даже внутри страны свели доходы игроков рынка практически к нулю, то в 2021 году наблюдалось некое оживление.

Однако, как отмечают эксперты, о восстановлении отрасли говорить пока рано. Скорее 2021 год стал периодом перестройки: компании поняли, что как прежде работать уже не получится и начали подстраиваться под новые обстоятельства.

Одним из элементов новой реальности путешественников стал ПЦР-тест, который был необходим в поездке в любую страну. Компании, работающие на отправку туристов, должны были лавировать между ограниченным количеством доступных направлений и следить за постоянно меняющимися требованиями в различных странах, принимающие туристов — учитывать ограничения внутри страны, в том числе закрытие кафе и ресторанов в 20:00, гостиницы — особое внимание уделяли санитарным требованиям.

Буквально на днях выявленный новый штамм вируса привел к очередным закрытиям границ и заставил задуматься о будущем туриндустрии.

Пандемия была не только вызовом, но порой открывала некие возможности. Например, в нерабочие дни, объявленные в России в начале ноября, Узбекистан возглавил список востребованных у россиян заграничных направлений.

Правительство пыталось сместить акцент с путешествий за рубеж на внутренний туризм, вводя различные субсидии.

Так, туроператорам предоставили субсидии в размере 15% на авиа- и железнодорожные билеты для организации туров по всему Узбекистану для местных туристов, а также 10% на гостиницы и хостелы. На 1 октября для этих целей было направлено 4,8 млрд сумов.

Но, отрасль оказалось к этому не готова. Помимо известных исторических достопримечательностей местному туристу практически нечего предложить.

Правительство также в течении всего года принимало меры финансовой поддержки индустрии и пыталось хоть как-то снизить негативное воздействие пандемии на сферу туризма.

Так, до конца 2021 года продлены льготы и преференции, в частности, ставку налога на прибыль снизили на 50%, компании освободили от уплаты земельного налога и налога на имущество, ввели сниженную ставку соцналога — 1%.

О том, насколько сработали принятые государством меры поддержки, какие тренды сформировала пандемия, чего ожидали и что получили в итоге Spot узнал участников рынка:


Каким был 2021 год

Марина Тен,

соосновательница Igmar Apart Hotel.

2021 год был легче, чем 2020, в части бизнеса. Год оказался достаточно сложным в плане налоговых и административных нововведений, которые должны были привести к упрощению работы для предпринимателей. На мой взгляд новые изменения облегчают работу фискальных служб, а нам предпринимателям, даже в малом бизнесе нужно набирать дополнительный штат бухгалтеров.

В целом правительство идет на очень многие уступки, в том числе в туристической отрасли, но очень много открытых вопросов, такие как НДС, который по факту в хореке стал налогом с оборота.

Моя гостиница — это полноценный апарт-отель в Ташкенте и в течение года он был заполнен почти на 100%. В нашей гостинице в основном жили экспаты, которые приехали сюда в командировку.

Основная масса туристов наблюдалась из стран СНГ. Въезд в Европу, Юго-Восточную Азию закрыт или открыт только для полностью вакцинированных, поэтому, по моей теории, к нам больше двинулись из стран СНГ.

Многие приезжали из Катара, Кувейта. Иностранцам нужно было лететь в Европу, а для этого им необходимо было пересидеть две недели в зеленой зоне. Наша страна как раз долгое время находилась в этой зоне. Одним словом, это были вынужденные туристы.

В нашем отеле никогда не было простоев с момента открытия. Это связанно только с тем, что мы апарт-отель. Я разговаривала с представителями отелей из регионов. Например, в Нукусе вообще нет бронирований на ноябрь-декабрь, хотя в эти месяцы до пандемии они были более менее загружены на 20−40%.


Фото: Евгений Сорочин / Spot

Мы на 100% заполнены до конца года. Международная организация Красный крест забронировала 13 номеров (больше половины) для своих врачей, которые отсюда едут в Афганистан. К тому же у нас есть клиенты, которые проживают здесь уже год. Наш отель им заменяет квартиру.

2021 год можно считать прибыльным. Мы прибыльны не потому, что туристическая отрасль восстановилась, а из-за того, что у нас особая гостиница в формате квартир.

Трендом года в отельном бизнесе стало, то что люди более детально стали обращать внимание на чистоту отелей и на санитарные обработки. Например, мы ввели обязательную обработку озонатором после каждого заселения. Это позволяет нам ответственно заявить, что мы принимаем все возможные меры для безопасного приема гостей в нашем отеле.

Как поддержали гостиничный бизнес

Основная мера — отменили гостиничный сбор. Эта мера двоякая и никаким образом не влияет на мой баланс. Но, она очень влияет на людей, которые проживают в отелях. С этой точки зрения снизилась стоимость турпакетов.

Турсбор отменили до 1 сентября 2023 года, но зря наше правительство надеется, что туризм восстановится к этому времени. Ведь люди не восстановят свой бюджет за 2022 год и реалии показывают, что пока выявляются новые штаммы коронавируса о полноценном туризме не может быть и речи.

В свое время я подготовила две сравнительные таблицы. Выбрала 15 топовых стран — туристических направлений и составила данные по их туристическому сбору. Оказалось, что самый высокий и трудно-считаемый турсбор в Узбекистане. Он зависел не только от звездности отеля, но и от количества номеров. Получалось, чем больше номеров в отеле, тем больше насчитывался туристический сбор. Также на это накладывался коэффициент от звездности.


Фото: Евгений Сорочин / Spot

Во многих странах люди живут в апарт-отелях и хостелах дольше (месяц, полгода), чем в обычном отеле. Поэтому туристический сбор для отелей апартного типа был всегда ниже. Изначально подразумевалось, что для человека апарт-отель или хостел заменяет квартиру. Человеку было выгодней жить в квартире, потому что турсбор по нашему отелю составлял $70 в месяц. А если в номере живет два человека то $140. То есть турсбор ухудшал заполняемость отелей.

Я не против того, что когда-то в будущем его введут обратно. Рекомендую правительству подумать о том, каким образом должен исчисляться турсбор и какие льготы должны быть у туристов, пребывающих в Узбекистан на большой срок.

Турсбор должен быть достаточно продуманным для всех видов отелей, в том числе и для 3−4 звездных. Потому что, основная масса — это люди с средним достатком

Он должен быть привязан только к звездности и не быть выше чем, в том же Дубае.

Ставка налога на прибыль снизилась на 50%. Для меня лично это было хорошей помощью. Но есть отели, у которых дела шли нехорошо и прибыли у них не было. Снижение ставки налога на прибыль для них вообще не сыграло роли. Как можно заплатить налог на прибыль, если её у компании нет?

Если говорить в целом про страну, то прибыль получили немногие. Поэтому этой льготой воспользовались единицы.


Фото: Евгений Сорочин / Spot

Когда была введена льгота на налоги на имущество и землю, я очень сильно возмущалась. Немногие отели являются собственниками имущества и земли. Некоторые снимают здание, потом на его базе создают отель. Это нормальная практика во всем мире.

Данная мера поддержки помогла только богатым отельерам т.е тем, которые являются владельцами земли и здания. Мне также помогло, потому что мой отель является моим имуществом.

Было бы хорошо, если правительство более детально изучало сферу, для которой разрабатывает меры поддержки. Потому что большая часть льгот не срабатывает.

Перед принятием таких решений нужно выслушать представителей сферы и не только крупного бизнеса. Раз уж вводить льготы отрасли, делать это нужно так, чтобы помогло всем.

Диалог между представителями сферы и правительством есть, но не на таком уровне, как хотелось бы.

Самый главный тренд пандемии — это то, что правительство наконец начало разговаривать с бизнесом. Это очень радует.

Прогнозы на 2022 год

Можно сказать что туристическая отрасль восстанавливается, но не так быстро как страна хочет.

Нельзя ожидать, что туризм восстановится даже в 2023 году. Думаю, это произойдет в 2024−25 годах при том, что будут найдены реально действенные вакцины. Ранее этого времени говорить о восстановлении туризма во всем мире нельзя.

Причина в том, что у большей части людей снизились доходы, очень маленькая категория бизнеса обогатилась, но по максимуму — фармацевтическая. В таких условиях человек думает о путешествии в последнюю очередь.


Фото: Евгений Сорочин / Spot

К тому же Узбекистан будет даже не в первой пятерке стран, куда человек захочет поехать путешествовать. Скорее, это будут Таиланд, Америка, Филиппины, Европа, и только потом в этом списке появится наша страна. Конечно, сюда будут хотеть приехать выходцы из Узбекистана навестить родственников, но мы же их не считаем полноценными туристами.

Предполагаю, что в следующем году в страну продолжат прилетать туристы из стран СНГ. Поток в страну можно увеличить снижением цен на авиабилеты. Можно сколько угодно рекламировать страну, но пока не снизят цены и не уберут монополию в этой сфере, ничего не изменится.

Для того чтобы, мы вернулись к цифрам хотя бы 2019, года нужно предлагать что-то новое туристам. Кроме того как смотреть достопримечательности Самарканда, Бухары, Ургенча и пробовать национальную еду, туристу здесь делать нечего.

Мы имеем красивую архитектуру и историю, которая основной массе клиентов не интересна. Путешественники больше интересуются активным отдыхом и морем. Мне бы хотелось отметить, что большая часть туристов приезжает сюда все-таки за едой.

В Узбекистане общепит всегда работал «сам по себе». У многих отраслей есть министерство, а у общепита нет руководящего звена, кто бы лоббировал их интересы.

С прошлого года средний чек в ресторанах Узбекистана уже наравне либо выше аналогичных ресторанов в Москве, Санкт-Петербурге, Бишкеке и Алматы. Это отражается в туристической привлекательности Узбекистана. При этом, во многих странах мира мы видим либо высокий порог выручки для перехода на уплату общеустановленных налогов, либо пониженный НДС для некоторых сфер экономики, таких как общепит, фармацевтика, гостиничные услуги.

В результате отсутствия механизма зачета НДС и специфики отрасли общепита и туризма, НДС превращается в налог с оборота и увеличивает цену конечной готовой продукции/услуги. В свою очередь это сказывается на покупательской способности населения и уводит бизнес в тень.

В целом все новые тенденции меняет клиент, рынок только подстраивается под него.


Анвар Мирзаев,

руководитель и соучредитель TravelSystem Uzbekistan.

Учитывая, насколько плохим был прошлый год в плане отправки туристов, этот год на его фоне можно считать прекрасным. Открытых направлений мало, поэтому отправляли туристов куда могли. В основном это Турция, Египет, Мальдивы. Из стран СНГ — Белоруссия, Грузия, Россия.

Туристические направления №1 в 2021 году — это Египет и Турция. Зимой это были Мальдивы и Грузия.

У местных граждан отсутствует культура внутреннего туризма. Она всегда была, определенный процент людей путешествуют по Узбекистану, чтобы показать детям Самарканд и Бухару. Но не скажу, что этот процент вырос из-за того, что закрыли границы.

Думаю, люди тратят на внутренние поездки меньше денег, чем в допандемийный период.

Обычно Министерство туризма и спорта отчитывается о количестве туристов, посетивших Узбекистан за год. Но они туристом считают каждого, кто пересек границу.


Фото: Евгений Сорочин / Spot

Граждане, которые приезжают с казахстанским или российским паспортом навестить своих родственников или в командировку, по статистике включены в список туристов. Это неправильно.

Туроператоры, занимающиеся приемом, сдают свои отчеты в министерство. Думаю, статистику нужно составлять, основываясь на их данные.

В нашей компании количество бронирований туров на выезд из Узбекистана выросло на 95% по сравнению с прошлым годом.

Запросов много. Выбора нет

Запросов на разные направления много. Но выбора нет. Зимой — Мальдивы. Весной, осенью — Египет, ОАЭ. Летом — Турция, Грузия.

Египет по количеству бронирований бьет рекорды. Уже два года, как туда выполняются чартерные рейсы, и они летают полными. Цена по этому направлению очень доступная.

В Турции сезон приходится на конец мая и начало сентября. А в Египет ездят с февраля по май и сентябрь — декабрь.

Причем Египет обходится дешевле, чем Турция — около $1000 на человека. Такой же тур в Турцию будет стоить минимум $1500. До пандемии у нас даже не было прямых рейсов в Египет.

В этом году мы обслужили 1200 туристов. До конца года дойдем до отметки в 1500. Учитывая, что большинство направлений закрыты, это неплохой результат.

В основном мы отправляли людей в Европу. Если бы не ковид, этот год мог стать для нас рекордным.

Ситуацию усложняют требование ПЦР-теста или вакцины. Например, въезд в Австрию закрыли для не вакцинированных. США тоже собираются установить похожее ограничение.

Наша турфирма не отправляла туристов в страны, где требуется вакцина при въезде.

У многих стран появились особые правила в период пандемии. Это усложняют нашу работу. Например, для каждого туриста, которого отправляем в Турцию мы должны заполнить HES Code. Это частный персональный код, введенный Министерством здравоохранения Турции.

Фото: Евгений Сорочин / Spot

Наличие действующего кода HES (Hayat Eve Sığar) обязательно при покупке билета на автобус, поезд, самолет, при поездках на дальние расстояния между городами внутри Турции.

Для получения кода необходимо заполнить форму на входе, если она заполнена неправильно или даны неверные данные, люди могут столкнуться с административными и юридическими санкциями или даже не получить разрешение на въезд в Турцию.

На Мальдивы также заполняется анкета за 24 часа до прилета. Наш турист может купить путевку за три месяца, а за один день до вылета мы должны заполнить ему все необходимые документы и не забыть их предоставить.

Оформление таких документов требует времени и усилий. Думаю, такие меры сохранятся надолго. Когда ситуация с коронавирусом только разворачивалась, я думал, что это продлится 2−3 месяца. Так что сложно предсказать.

Ничего не ожидали и ничего не получили

Выходили постановления, но никакой помощи мы не получили. На практике нас это не коснулось. Для отелей были льготы в виде снижения налога на имущество на землю. Но, я думаю что это особо им не помогло.

Ситуация хуже у компаний, которые занимаются приемом в Узбекистан, у которых есть свои гостиницы, автобусы. В страну, к сожалению, очень мало туристов приехало в этом году.

В основном приезжали из России и Казахстана. Из европейских стран туристов было мало. В первую очередь это связано с тем, что нет прямых рейсов. Кроме того, нет достоверной информации об условиях путешествия в Узбекистан. К нам в страну можно приехать, имея лишь отрицательный ПЦР-тест на ковид. Но этой информации нет на сайте МИДа и посольств.

Например, если немецкий турист соберется приехать в Узбекистан, он набирает в Google «поездка в Узбекистан для граждан Германии». В поисковике выйдет информация о требовании обязательного карантина. Конечно, он придет к мысли, что не стоит ехать.

Те фирмы, которые занимаются приемом поднимают эту проблему, реакция есть, но все работает «по-узбекски».

Фото: Евгений Сорочин / Spot

Что будет дальше

Я много думал о том, когда восстановится туризм. В этом году кроме пандемии ничего не мешало развиваться этой сфере. Если завтра в СМИ начнут писать об увеличении количества смертей от коронавируса, то сработает эффект домино и все опять пойдет на спад.

Пока тренд хороший, границы все больше открываются. Но практика показывает, что ситуация может измениться за одну минуту.

Страны куда люди массово летали — Таиланд, Индонезия, Малайзия, Вьетнам и вся Европа — закрыты. Несмотря на это, 2021 год для нашей турфирмы был хорошим.

Нас ждет бум поездок

Для того, чтобы увеличить турпоток из Узбекистана, нужно предлагать больше направлений. А это опять упирается в ситуацию в мире. Компании не могут предложить новый продукт — его попросту нет.

Также можно снизить цены. Например, в Египет цена уменьшается за счет того, что многие выбирают это направление, усилилась конкуренция между компаниями.

Узбекистан для мира открыт, но нужно правильно сообщить об этом всем. На мой взгляд не хватает диалога между МИД, Минздравом и надлежащими органами.

Со стороны правительства помощь туркомпаниям, которые занимаются отправкой туристов — это не мешать и просто не трогать нас.

Пандемия с положительной стороны повлияла на сознание наших граждан. Люди больше стали ценить путешествия. Даже в период школьных каникул хотят куда-нибудь поехать.

Пять лет назад путешествовал в основном средний класс. Сейчас планка отпускается и многие могут позволить себе отдых за границей. Люди ставят цель — раз в год отдохнуть на море. Этот тренд будет только расти. Благосостояние людей улучшилось.

Пик выездного туризма еще впереди. В ближайшие пять лет нас ждет бум поездок.