Количество небольших кондитерских в Ташкенте растет, хотя, как сообщили несколько владельцев компаний в этом сегменте, цены на сырье выросли, поэтому маржинальность снизилась, а объемы торговли в целом в городе упали. Они отмечают, что в последние два года люди сильно экономят: если раньше в приоритете было качество, то сейчас цена выходит на первое место.

«Покупательская способность населения снизилась. Где-то читал, что при экономическом спаде страдают в первую очередь ивент-сфера и ресторанный бизнес, и показателем благосостояния общества могут служить продажи кофе и выпечки: это не товары первой необходимости, то есть люди в первую очередь экономят именно на них», — говорит Санжар Иргашев, сооснователь кондитерской «Тортик».

Небольшие кондитерские — как правило, без посадочных мест — не конкурируют с крупными промышленными производителями тортов, а открывают их часто люди, которые прежде пекли на дому на заказ. Нередко такие точки оказываются однодневками:

«Например, человек печет на дому пять-шесть тортов в день и продает их по 150 тысяч сумов. Он думает, что, открыв магазин, будет продавать 20 тортов и зарабатывать в четыре раза больше, но не понимает, что для развития магазина одного только качества товара мало. Конечно, в магазине больше объемы, но не получится ставить такую же наценку, как при работе из дома», — Санжар Иргашев.

При работе на заказ человек закупает ровно столько продуктов, сколько ему нужно. У него нет перерасхода, нет возврата, нет расходов на аренду помещения, он не платит налоги. Также нельзя забывать, что товар быстро портится, и какую-то часть приходится выбрасывать.


Фото: instagram.com/lovelycakeuzb

К тому же у людей сейчас огромный выбор — в оживленных районах чуть ли не на каждой улице по две-три кондитерские, кофейни, отмечает Санжар.

«За последние несколько лет цены на сырье сильно выросли, поэтому маржинальность снизилась. Раньше наценка была 100% и больше, сейчас — 50−60%. Мы не можем просто поднять цены, потому что есть много альтернатив нашей продукции — те же дешевые тортики в супермаркетах. И на базарах торты по-любому дешевле. Но мы же не с потолка берем цены, мы основываемся на стоимости продуктов», — Санжар Иргашев.

Если торт стоит в два раза дешевле, это значит, что он обходится в четыре раза дешевле, говорит предприниматель. Затраты оптимизируются: используются вкусовые добавки, порошковые кремы, сахарозаменители.

Мы поговорили с владельцами небольших кондитерских о том, с кем и как они конкурируют, как рассчитывают остаться на плаву и развивать бизнес.

«Тортик»

Формат: домашние торты и пирожные из натуральных ингредиентов

Год основания: 2008

Вложения на старте: около $10 тысяч

Вложения в продвижение: нет

Прибыль: не раскрывается


Фото из архива

Братья Санжар и Тимур Играшевы держали продуктовый магазинчик и подумывали о запуске еще одного бизнеса. Супруга Тимура Ирина, у которой был опыт работы в кондитерской сфере, предложила заняться продажей выпечки. Решили открыть точку с посадочными местами: помещение уже было свое, сделали ремонт, купили мебель, холодильники и другое оборудование.

«С посадочными местами у нас только первая точка. Когда мы начинали, в Ташкенте еще не было бума кофеен, поэтому многим было интересно прийти и посидеть. Сейчас этот формат не совсем выгоден, к нам люди приходят за домашней выпечкой, а не за обстановкой. К тому же это уже другой вид деятельности, налоги выше, в общем, игра не стоит свеч», — рассказывает Санжар.

Сначала продукцию брали на реализацию у частников — было около 40 разрозненных поставщиков, которые пекли на дому. Через два года, набрав оборот, решили запустить свое производство — хотелось контролировать качество и работать полностью официально. Купили производственный миксер, печи.

Первое время конкурировали с домашней выпечкой на базарах — в те годы многие предпочитали покупать торты на рынках. Альтернативой были популярные турецкие торты и пирожные из «Демира». Когда этот супермаркет закрылся, местные компании начали делать выпечку похожего типа и поставили производство на поток.

Сейчас на производстве работают 10 человек: делают торты трех размеров, рулеты, около 20 видов пирожных. На начальной стадии производства прибыли мало, пока не налажен механизм, отмечает Санжар, потому что не получается рассчитать объемы и закупать продукты без отхода.


Фото из архива

Определили свою аудиторию — люди, которым нравится домашний вкус:

«Кому-то интересен раскрученный бренд, кому-то нравится, чтобы торт выглядел дорого и пафосно. Так что у всех свой сегмент. Мы работаем как домашняя кондитерская и сейчас стараемся раскрутить направление индивидуальных заказов».

Большой торт на 12−15 порций стоит 95 тысяч, такой же торт на заказ из дома будет стоить от 150 тысяч.

«Многие предпочитают заказывать у тех, кто печет на дому, не понимают, что мы делаем то же самое: ручная работа, из доступных продуктов. Мы не конкурируем с крупными производителями, и наша продукция выглядит достаточно скромно, потому что из натуральных ингредиентов невозможно сделать модное оформление — сливки имеют свойство таять, а натуральные красители не дают ярких цветов. Предлагаем, правда, печать на съедобной бумаге, но заказываем ее отдельно, это не наше основное направление»,

По словам Санжара, торговля нестабильная, иногда дневные объемы в разы отличаются. Прибыль тоже нестабильная:

«Основной заработок приходится на осенне-зимний период, а летом работаем просто ради того, чтобы оставаться на рынке, при этом остаются расходы на зарплату, электричество, газ и т. д.».


Фото из архива

Кондитерские в ценовом сегменте выше среднего конкурируют между собой, считает Санжар, там уже вопрос, кто больше вложит в рекламу.

«Мы в рекламу не вкладываемся, только недавно начали вести странички в соцсетях. Основное средство привлечения клиентов — сарафанное радио. В основном к нам приходят те, кто живет неподалеку, поэтому для большего охвата планируем протестировать доставку».

Когда неподалеку открывается что-то новое, продажи немного падают. Через какое-то время всё возвращается на круги своя, но открывается кто-то еще. То есть точки-однодневки — временная конкуренция, но бесконечная.

У «Тортика» четыре точки: на протяжении этих лет открывались в разных районах, тестировали, закрывались. Последняя точка открылась меньше года назад: купили помещение под цех и там же открыли магазин. В расширение вкладывали и продолжают вкладывать средства от этого бизнеса, неоднократно брали кредиты.

«Арендуем только одну точку, остальные — наша собственность. Арендовать тяжело, потому что цены на аренду привязаны к доллару, а наши заработки — нет. Поэтому и закрываются многие».

Сложно найти адекватного арендодателя, который не поднимет ставку, видя, что дела пошли хорошо:

«Хотя если я делаю больше тортов, это не значит, что я больше зарабатываю. У нас скоропортящийся продукт, мы можем продать 10 тортов, а выбросить три и ничего не заработать».

Новые точки открывать пока не планируется, потому что есть проблема роста: чем больше объемы, тем сложнее контролировать качество:

«По этой же причине мы сосредоточились на продажах только в своих точках. Однако недавно начали сотрудничать с сетью Tegen, так так владельцы дорожат своим брендом и ответственно относятся к работе и товару. И покупателей, как оказалось, у нас много общих. Также планируем развивать доставку, чтобы охватить те районы, в которых у нас нет точек».

Elmundo Dulse

Формат: домашние пирожные и пироги, торты на заказ

Год основания: 2009

Вложения на старте: $50 тысяч

Вложения в продвижение: 300 тысяч сумов в месяц

Прибыль: не раскрывается


Фото: instagram.com/el_mundo_dulse

Учредители Elmundo Dulse работали пекарями и имели представление о том, как устроен этот бизнес. Решили открыть свое дело: нашли спонсора, закупили оборудование и начали производство.

Дом, в котором располагалось первое помещение, пошел под снос.

«Там аренда стоила почти $2000 — это много, зато наш цех был прямо за дверью. Теперь переехали в здание через дорогу. Здесь платим всего $500, но места для цеха не нашлось, пришлось обустроить производство в Сергели», — рассказывает управляющий Армен Шахмурадов.

Продукцию приходится привозить из цеха каждый день, что не очень удобно. Весь переезд обошелся почти в $15 тысяч — пришлось закупать другие печи, которые поместились бы в новое помещение.

«Мы арендуем небольшое помещение с тремя столиками: возможно, когда-нибудь и будем расширяться, но пока нас устраивает именно такой формат. Простые люди боятся пафосных раскрученных мест, думают, что там заоблачные цены. Мы это понимаем и стараемся сохранить простую домашнюю атмосферу», — рассказывает управляющий Армен Шахмурадов.

Фото: instagram.com/el_mundo_dulse

Все пирожные и торты готовятся в цехе. В основном это проверенные временем торты: «Киевский», «Наполеон», «Медовик». Многие люди предпочитают не рисковать и покупать торты со знакомым с детства вкусом.

«Свое производство позволяет обеспечить необходимый уровень контроля качества. Например, мы можем снять с продажи торт, если видим царапины на мастике или какие-то другие мелкие дефекты».

Несмотря на то, что торты и пирожные — это скоропортящийся продукт, непроданного товара практически не остается, так как кондитерская работает с небольшими объемами и есть представление, сколько чего нужно приготовить.

Маржинальность — около 30%: к примеру, себестоимость вишневого пирожного составляет около 6000 сумов, а цена — 8500.

«Мы понимаем, что если повысить цены, люди со средним достатком просто не будут у нас покупать — не по карману. При этом снизить себестоимость мы тоже не можем, потому что используем дорогую российскую сгущенку, делаем крем из натуральных ингредиентов, а не дешевых заменителей. Пока мы держим невысокие цены, у людей остается выбор — купить наш товар или пойти в супермаркет и приобрести турецкий торт сомнительного качества. Конечно же, они выберут нас. Если поднять цены, клиент может уйти за чем-то более дешевым».

Фото: instagram.com/el_mundo_dulse

Уже восемь лет кондитерская сотрудничает с korzinka.uz — оборот за последний месяц составил 80 млн сумов. В собственной точке дневная касса составляет около 400 тыс. сумов.

В основном клиентов приводит сарафанное радио. Часто заходят люди, которые живут рядом — покупают и торты на дни рождения, и просто что-то к чаю. Кроме этого, нам играет на руку то, что мы располагаемся прямо вдоль дороги — люди проезжают мимо, видят вывеску, заходят.

«Конкуренции мы не боимся: уверены, что даже если через дорогу откроется новая кондитерская, люди сходят туда попробовать, а потом вернутся к нам — у нас же вкуснее! Да и атмосфера у нас более привычная, семейная: кондитер работает с нами уже много лет, продавец знает многих клиентов по имени».

Lovely Сake

Формат: домашняя авторская выпечка из натуральных ингредиентов

Год основания: 2018

Вложения на старте: около $40 тысяч

Вложения в продвижение: нет

Прибыль: пока нет


Фото из архива

Любовь к выпечке привела Шахнозу Шамирзаеву из туристической компании в кондитерскую сферу. После четырех лет офисной работы она уволилась и начала печь на дому: сначала для себя и и родных, потом на заказ для знакомых и друзей — по рецептам вдохновившего ее российского кондитера Александра Селезнева. Первые клиенты убедили ее заняться этим делом всерьез.

«Поначалу я делала один торт в месяц, понемногу дело пошло в гору, и сестренка помогла открыть мне в Instagram страницу. Сейчас у нас больше 16 тысяч подписчиков», — рассказывает Шахноза.

Обучение Шахноза начинала в ташкентской кондитерской Cake Studio, после прошла стажировку в Aliya Vanil в Шымкенте (Казахстан). Также обучалась в России: у Татьяны Атамановой переняла рецепты миндального печенья макарон в форме сердец и технику выпечки многоярусных 20-килограммовых тортов, а мастерству украшения обучалась у Дарьи Шведовой.

Шахноза придумала и свои фирменные рецепты: шоколадные, меренговые и миндальные десерты в баночках, сырное покрытие для тортов.

Восемь лет Шахноза пекла на заказ, а потом решилась заняться кондитерским бизнесом вместе с подругой Ширин Рашидовой. Соосновательницы вложили собственные сбережения и 17 августа открыли кондитерскую Lovely Сake.

Ширин живет в США, Шахноза тоже часто бывает за границей, и зачастую именно там они черпают идеи для десертов.


Фото: instagram.com/lovelycakeuzb

Начинающие предпринимательницы считают, что заняли практически пустующую нишу авторских изделий, в которой у них нет конкурентов:

«Чаще всего конкуренция достигает высшей точки в сегменте недорогой продукции, а в нише авторских кондитерских с высоким качеством и большим опытом дела обстоят иначе. О конкуренции с большими цехами речи быть не может, у нас разная целевая аудитория».

Продукцию в основном покупают на семейные торжества (детские праздники, помолвки, свадьбы), часто женщины берут сладкие подарки мужьям.

Ширин откровенно говорит, что ценовой сегмент — выше среднего: например, пирожные стоят от 15 до 25 тысяч сумов. Связано это с тем, что себестоимость продукции высока: ингредиенты в основном привозятся на заказ из Италии и США. Оборудование и инвентарь также заказывали оттуда.

Цех расположен тут же, в кондитерской: в нем работают Шахноза с двумя помощницами. Рук не хватает, есть острая потребность в хороших специалистах. Часто помогают мамы и сестры — дело считают семейным и небольшим, но притом любимым и перспективным.


Фото: instagram.com/lovelycakeuzb

Помимо тортов на заказ, в цеху в среднем ежедневно выпекают 6−10 тортов и 20 видов пирожных.

«Поначалу в конце дня у нас кое-что оставалось, приходилось раздавать продукцию соседям и друзьям, но сейчас все иначе — уже не успеваем заполнять пустые полки», — делится Ширин.

Заведение не ориентируется на определенную кухню, а предпочитает использовать рецепты со всего мира — так девушки хотят развивать кондитерскую культуру в Узбекистане. Ширин и Шахноза хотят масштабироваться и открывать филиалы в регионах страны, а также в США.

Также здесь продают свечки, топеры, тематические украшения для тортов, поздравительные открытки. Есть и уголок правильного питания, его развивает Ширин, которая придерживается здорового образа жизни: придумывает правильные перекусы (сэндвичи, домашние йогурты, гранолу, творожки, детокс-напитки, суперфуды) и планирует разрабатывать ПП-десерты, так как спрос на них сейчас очень велик.