Впервые в истории Узбекистана проведена инвентаризация почти 3 тыс. предприятий с государственным участием (ПГУ).

По ее итогам предложено полностью приватизировать 1115 госкомпаний, за государством сохранится 554 предприятия, 708 организаций будут ликвидированы, 110 превратятся в филиалы, 153 — в учреждения, выполняющие государственные функции или оказывающие социальные услуги.

О том, как изменится политика страны в области управления государственными предприятиями рассказало Агентство по управлению госактивами (АУГА) в ходе круглого стола в пятницу, 13 марта.

Участие государства в экономике

Сейчас количество предприятий с государственным участием составляет 2965. Номинальная стоимость государственных долей — 111,4 трлн сумов.

«Доля госкомпаний в ВВП страны равна 55%. В России этот показатель составляет 35%, в Сингапуре — 15%, среднее значение в развитых странах — 20−25%. Это цифра говорит, насколько высоко участие государства в экономике страны», — сказал начальник департамента АУГА Бахтиер Хайдаров.

При этом доля работников госпредприятий, занятых в официальном секторе, составляет всего 6%. Если увеличить долю частного сектора с нынешних 45% до 80%, вырастет количество созданных рабочих мест, считает консультант АУГА Азиза Умарова.

По предварительным данным, в 2019 году 57% государственных организаций получили прибыль в 12,1 трлн сумов, 9% (262 компании) завершили год с убытками в 4,1 трлн сумов.

Оставшиеся 34% (1000 организаций) находятся на этапе ликвидации, не ведут свою деятельность или не предоставили данные, потому что не подошел период отчетности.

«Мы должны признать, что управление ПГУ, их показатели успешности, итоги деятельности находятся в неудовлетворительном состоянии. В прошлом году лишь 33% предприятий с государственным участием выплатили дивиденды в размере 2,9 трлн сумов», — отметил Хайдаров.

Какие проблемы привели к такой ситуации

У государства нет обоснования владения тем или иным предприятием, вследствие чего многие ПГУ функционируют в тех сферах, где развита конкуренция.

Реклама

Например, в сфере дорожного строительства действует более 70 компаний частного сектора, в этом же направлении работают более 200 компаний, относящихся к Государственному комитету по автомобильным дорогам.

«Для того, чтобы определить, в какую корзину пойдет предприятие — приватизацию, ликвидацию или останется в управлении государством, нужно понимать зачем государство владеет этим предприятием», — сказал представитель ЕБРР Андрей Бойцун.

Вторая проблема — зависимость от налоговых и таможенных льгот. В прошлом году 30% госпредприятий (900) пользовались преференциями.

Это свидетельствует о наличии неравных условий для частных и государственных компаний. К примеру, государственные унитарные предприятия, которых в стране более 1,7 тыс, могут осуществлять деятельность без лицензии, получать прямые госзаказы, что недоступно частному сектору.

«Так сложилось в постсоветской традиции, что, посколько не было рынка, конкуренции, то все предприятия управлялись административно. В условиях ранка необходимо разделять роли государства как собственника и регулятора. Если этого не сделать, это все равно, что в футболе судья будет играть за одну из команд», — отметил представитель ЕБРР.

Объединение этих функций создает конфликт интересов путем того, что государство может искусственно создавать благоприятные условия для государственных предприятий, в ущерб развитию конкуренции, например, предоставлять налоговые льготы. От этого в конечном итоге страдает потребитель.

Для решения данных проблем АУГА разработало три законопроекта:

Эти документы предусматривают утверждение Стратегии владения, управления и реформирования предприятий с государственным участием на 2020−2025 годы.

Основные направления новой политики управления ПГУ включает ограничение участия государства в сферах, где развита конкуренция, внедрение правил «желтых страниц», широкое внедрение практики IPO и SPO, применение ГЧП в сфере транспорта, энергетики, строительства дорог и др, а также переход госкомпаний на рыночные механизмы.

Объясняй или продай

Предприятия с государственным участием сократятся на 81%2965 до 554), ГУП — на 96%1718 до 70).

Реклама

Агентство инициирует масштабную программу приватизации — 1115 государственных долей предложат частному сектору.


По более 700 госпредприятиям проведут процедуру ликвидации из-за того, что они неэффективно работают или просто не функционируют.

Согласно стратегии, создаются критерии сохранения государством активов в компаниях. Ежегодно госорганы будут доказывать Олий Мажлису необходимость владения тем или иным активом. Исходя из этого будет пересматриваться список госпредприятий. Так внедрят принцип «Объясняй или продай».

«Олий Мажлис является представителем народа, а конечными собственниками государственной собственности являются граждане Узбекистана. С этой точки зрения правильно, чтобы орган, который управляет этими активами по сути от имени народа, отчитывался перед представителями народа», — отметил Андрей Бойцун.

Из нынешних 1718 ГУП проектом предусмотрено сохранение лишь 70, которые позже будут преобразованы в ООО или АО. Для сохранения равных условий, ГУПы также начнут работать на основе лицензии.

Также внедряется принцип «желтых страниц»: если госкомпания работает на рынке, где есть хотя бы три частных предприятия, то она должна быть передана частному сектору.

«Мы не сторонники ликвидации госпредприятий с одной стороны и создания новых с другой. Только в 2017—2019 годах в республике создано 907 новых ГУП, если не создать ограничивающие условия, эти ГУП снова могут быть созданы. Поэтому предусмотрели нормы, ограничивающие участие государства в конкурентных отраслях», — сказал Бахтиер Хайдаров.

Долю государства будут реализовывать тремя способами:

  1. Акции — через фондовую биржу.
  2. Доли и недвижимость — через онлайн-аукцион.
  3. Публичные тендерные торги.

Ожидается, что график выставления госкомпаний на торги будет утвержден летом этого года.