Как ранее писал Spot, руководители текстильных предприятий предлагают ввести акциз на готовую импортную текстильную продукцию.

Представители отрасли отметили усиление конкуренции в сегменте текстильной, швейно-трикотажной и ковровой продукции не только на внешних, но и на отечественном рынке. По их мнению, это обусловлено принятыми мерами по либерализации импорта, в том числе отменой с 1 октября 2017 года акцизов на ввозимые текстильные изделия, что повлекло снижение цен импортных изделий.

Производственники предложили отменить таможенные платежи и акцизы на импортируемое сырье, полуфабрикаты, химикаты и красители для производства текстильной и ковровой продукции, повысить таможенные платежи на импортируемую готовую продукцию, освоенную на отечественных предприятиях, ввести акциз на импортную готовую швейно-трикотажную и ковровую продукцию, реализуемую в розницу.

Spot поговорил на эту тему с представителями текстильного бизнеса и приводит комментарии экспертов.

Нармина Акрамова

Основатель и руководитель Textile Control

На готовую продукцию резона нет вводить акциз, у нас и так есть импортные пошлины, но нужно дополнительное стимулирование экспорта. Можно ввести импортные пошлины на хлопковые ткани, если завозится ткань для пошива изделий. Не на синтетику, не на остальные текстильные изделия.

Многие позиции Узбекистан вообще не производит. Например, вискозу, которая делается в основном из древесины. Мы не поставщики ее, какой смысл вводить акциз на готовые изделия из вискозы. Узбекистан не делает плащевую ткань, у нас нет для этого компонентосодержащих веществ.

Очень много завозится готовой или полуготовой вязаной продукции. У нас мало предприятий, которые делают готовую вязаную продукцию, а если делают, то из пряжи мериносов или из акриловой, у нас ее нет. Бамбуковое волокно, синтетические полиэстеровые материалы у нас не производятся, потому что химическая промышленность не развита до такой степени, чтобы мы могли создавать конкуренцию импортным товарам. Это элементарные примеры.

Поэтому, я думаю, импортные пошлины или акцизы нужны только на те ткани, в которых содержится хлопок в каком-то процентном соотношении, не на всё подряд. Нужно сделать так, чтобы было невыгодно завозить товар, который содержит хлопок.

Например, нам очень сложно конкурировать с китайскими тканями. Они завозят хлопковые ткани вторичной переработки. Допустим, один метр самой простой ткани из нашего первичного хлопка стоит 16 тысяч сумов, а китайская ткань с навороченным рисунком стоит столько же, но у нас первичка, у них — вторичка. Конечно, мы не конкуренты, и наши продажи даже на внутреннем рынке будут страдать.

Из-за этого нет стимула дальше развиваться, разрабатывать разнообразные принты, потому что покупатель не понимает колоссальную разницу между китайскими тканями и нашими.

На наших рынках очень много продукта, который завозят нелегально, не очищая, это тоже сильно мешает нам. Тяжело конкурировать своими тканями на внутреннем рынке, платежеспособность низковата у покупателей, но мы бы могли удовлетворить если бы Китай не ломал рынок своим продуктом.

Но к этому вопросу надо подходить грамотно и с осторожностью, так как здоровая конкуренция нужна, она порождает лучшее предложение. Я бы с плеча не рубила, такие методы не приводят к хорошему. Если и вводить ограничения, то только на тот узкопрофильный сегмент, который Узбекистан выпускает.

В общем, я за умеренную протекцию для хлопкосодержащей продукции, но тут нужны пояснения. Но я против протекции и обобщений всего текстиля.

Музаффар Азамов

Учредитель интернет-магазина mato.uz

Неоднозначное предложение. Как представитель розницы, который торгует текстилем, скажу, что с одной стороны, либерализация расширяет возможности, потребитель получит больший ассортимент, но, с другой стороны, с Китаем, например, мы не сможем по цене конкурировать по многим причинам.

Во-первых, у них есть эффект масштаба: согласитесь, китайский рынок и узбекский — это две большие разницы. Второй момент: в Китае нет собственного хлопка, они его не выращивают и используют отходы текстильного производства, это вторичная переработка, поэтому изначально у них более дешевое сырье. Мы используем первичный хлопок, цена однозначно выше. При прочих равных условиях по цене мы не сможем конкурировать.

Нашим текстильщикам уже приходится достаточно непросто. Качественный узбекский продукт востребован не на внутреннем рынке. Очень узкий сегмент наших потребителей может покупать качественный узбекский текстиль, не все могут себе это позволить, к тому же для большой прослойки первична цена, а не качество. Не говоря уже о том, что у наших производителей бедный ассортимент, скудный дизайн, а если вывозить наш товар за рубеж, сильно растут расходы на логистику, потому что у нас нет выхода к морю.

Умеренно защищать нашего производителя надо бы, но у нас любят крайности. Не знаю, как их избежать. Есть сторонники полной либерализации, которые говорят, что выживет сильнейший, но надо понимать, что в этом случае в ближайшие пять-семь лет наш текстиль загнется.

Есть несколько сфер в текстиле: ткацкое производство, трикотажное. Трикотажное требует меньше инвестиций, 30−50 тыс. долларов достаточно, чтобы начать хотя бы с одного станка. А ткацкое производство, во-первых, более капиталоемкое, там цифры на порядок больше, во-вторых, более интеллектуальноемкое по сравнению с трикотажным, там нужны умные кадры, умеющие работать.

У нас ткацкое производство работает по старинке, еще с советских времен осталось наследие — выпускают стопроцентные х/б ткани. Чтобы производить более привлекательные для потребителя смесовые ткани с добавлением синтетики, которая улучшает товарный вид и свойства тканей, требуется производство химволокна, а у нас химическая промышленность на боку лежит, это очевидный факт.

Кстати, у нас есть таможенные пошлины на сырье, используемое в текстильной отрасли, хотя у нас его не производят. Вот их однозначно надо отменить.

У нас рынок очень маленький. В среднем нужно произвести 5000 м одного принта ткацкой ткани, чтобы это было рентабельно для производства, для продавца. Это достаточно большой объем для внутреннего рынка. Как минимум, требуется емкость рынка всего СНГ, чтобы это было рентабельно. Это при том, что еще надо вкладывать немерено денег, времени, ресурсов. Как это сделать при том, что на сырье есть пошлины — вопрос.

Также текстильщики просят отменить таможенные пошлины на фурнитуру. Например, у нас только одно предприятие производит пуговицы, и то не весь ассортимент. Молнии, различные застежки — бесчисленное количество видов, фурнитуры, которую в Узбекистане не производят, всё надо завозить, причем в хороших объемах.

Сейчас качественную фурнитуру завозят только если есть экспортный заказ, а внутренний рынок не потянет высокое качество, поэтому завозят то, что дешево и пользуется спросом. Благосостояние нашего народа, к сожалению, далеко от казахского и тем более российского, не говоря уже о европейском или американском рынках.

Не понимаю, почему кое-кто ратует отменить пошлины на готовые изделия, почему мы должны кормить других производителей? На готовые изделия необходимы таможенные пошлины, чтобы хоть как-то защитить нашего производителя, способствовать развитию нашего рынка. Размер пошлин обсуждаем, они не должны быть драконовскими, а на всё, что попадает под определение сырья, должны быть льготы.

У Узбекистана есть возможность спокойно стать как минимум текстильной фабрикой СНГ, плохо будет, если мы такую возможность упустим.

Зафар Хашимов

Основатель сети супермаркетов korzinka.uz

Если мы производим хлопок, делаем из него текстильные изделия, но при этом даже не на экспортных рынках, а на своем собственном рынке требуем у государства защитить нас от конкуренции с помощью тарифных барьеров и акцизных налогов на импорт, то из этого можно сделать следующий вывод — у импортной продукции либо цена дешевле, либо качество, либо разнообразие лучше, чем у нашей продукции, а скорее всего, всё вместе.

Тут есть две причины:

а) наша система экономического регулирования не позволяет нашей продукции быть конкурентной, наши внутренние налоги и тарифы делают местную продукцию дорогой и неэффективной;

б) наши оборудование, технологии, логистика и прочие хозяйственные аспекты необходимо усовершенствовать и оптимизировать.

Введение защиты тарифами и акцизами не решает ни одну из этих проблем, а, наоборот, консервирует их. Для индустрии это всего лишь анальгетик, снижающий мотивацию менять что-либо в себе, тогда как для потребителей это еще один «скрытый» налог на поддержку неэффективных местных производств.

Если «удержаться на плаву» за счет населения, через навязывание ему высоких цен на внутреннем рынке и есть пресловутая стратегия спасения отрасли, то должен всех огорчить, это никогда не работало, а сейчас и тем более не сработает.

Просто глупо надеяться, что высокие тарифы способны защитить рынок местных производителей текстиля в то время, когда границы с соседями открываются и рынки текстиля заполнили товары, ввозимые со всех сторон по гораздо более низким ценам, без каких-либо оплат налогов и пошлин в казну.

Всем будет лучше, легче, дешевле и проще, если тарифы на импорт и акцизы будут снижены до таких значений, на которых нелегальный ввоз стал бы совсем нецелесообразным.

В то же время акцизы и пошлины на все оборудование, комплектующие, детали, а также на всякую текстильную фурнитуру для нужд производств наших текстильщиков должны быть также аннулированы.

Бехзод Хошимов

Экономист, докторант бизнес-школы Университета Висконсина (Мэдисон, США)

Как правильно читать эту новость: «Мы неэффективные и очень хотим, чтобы всё население страны оплачивало нашу неэффективность. В будущем мы будем еще более неэффективны, и тогда потребуем еще больше денег для финансирования наших неудач».

Если серьезно, нужно быстро провести налоговую реформу и таких проблем станет меньше.

Текстильщики правы в одном: нужно отменить все виды пошлин на импортируемое сырье. Но, конечно же, их требование о повышении ставок на готовую продукцию ничто иное, как требование с населения денег за оплату собственной неэффективности.

Ранее Spot писал, что с 1 мая в Узбекистане предлагается отменить и снизить пошлины на ввоз более 600 товаров и отменить акцизный налог практически на все ввозимые подакцизные товары.