Узбекистан намерен приватизировать три четверти активов в государственной собственности к 2025 году, пишет Financial Times.

По данным Агентства по управлению госактивами (АУГА), государство контролирует около 3 000 объектов, составляющих около половины экономики Узбекистана. Для сравнения издание приводит цифры государственной долю в экономике США и Японии — 11% и 5% соответственно.

Повышение эффективности

Кроме финансовых мотивов, правительство Узбекистана намеревается при помощи перевода активов в частную собственность решить проблему неэффективного управления предприятиями.

«Назначенный человек не будет относиться к предприятию как к своему», — заметил в разговоре с FT директор АУГА Акмальхон Артиков. — «Если мы не будем развивать частный сектор, не будет экономического роста — поэтому мы сознательно сокращаем долю государства в экономике».

С начала президентства Шавката Мирзиёева в 2016 году Узбекистан взял курс на построение рыночной экономики, либерализацию валютного курса и уменьшение налогов. Однако недостаточно быстрая продажа государственных активов подверглась критике.

В феврале этого года президент потребовал ускорить процесс приватизации госимущества. Позже в правила продажи внесли ряд изменений.

За первое полугодие 2021 года АУГА отчиталось о продаже активов более чем на $100 млн — хотя за предыдущие 3 года эта цифра составила $45 млн.

Среди уже выставленных на торги госактивов значатся: объекты недвижимости, зоны отдыха, заводы по производству спиртных напитков, масложировые комбинаты, банки, а также госдоля в заводе Coca-Cola и Ферганский НПЗ.

Главный исследователь инвестбанка Bluestone Дакота Ирвин прокомментировала это так: «На этот раз, похоже, всё по-настоящему — у них есть план. В прошлые годы было много слов, не подкрепленных делами. Но с зимы [2021] ускорилась продажа некоторых активов».

Часть объектов выставят акции на биржу в 2023 году, после перехода на международные стандарты отчетности. К ним относятся АГМК и НГМК, «Узбекнефтегаз», «Узтрансгаз», Uzbekistan Airways, НБУ, Народный банк, «Агробанк», «Узпромстройбанк» и другие.

Непростой путь

По словам Артикова, в ходе приватизации всплыл ряд проблем как в законодательстве, так и в общественном сознании. Если ранее главной проблемой считалась адекватная оценка активов, то сейчас основной вопрос — управление ими.

«Мы знаем, что в постсоветских государствах значительна доля „серой“ экономики. Через приватизацию мы выводим „серые“ деньги в легальную экономику», — добавил директор АУГА.

В частности, готовятся поправки в законодательство об управлении госсобственностью, в соответствии с которыми наблюдатели получат больше полномочий, а их должности станут выборными.

Реклама

Мнистр финансов Тимур Ишметов отметил, что планируется продавать небольшие доли акций банков, чтобы показать открытость страны для инвесторов. Он считает их приход положительным сигналом, так как «в банки вкладываются на десятилетия».

Всего предполагается продать восемь банков, первый из них — уже в этом году. Скорее всего, это будет венгерский банк OTP, который купит долю в «Ипотека-банке».

"Цель — привлечь не деньги, а качество", — охарактеризовал сделку Ишметов. По его словам, привлеченный из-за рубежа стратегический партнер сможет изменить один банк и подать пример другим.

Успех начинания зависит от возможности привлечь талантливых управляющих из-за рубежа, считает генеральный секретарь Европейско-узбекистанской ассоциации экономического сотрудничества Ойбек Шайхов.

«Эта приватизация началась, когда в Узбекистане в ходе найма иностранных менеджеров поняли, насколько неэффективны местные кадры», — приводит FT слова Шайхова.

Ранее Spot рассказывал об оценке FT изменений в экономике Узбекистана, а также о прогнозируемом изданием росте супермаркетов.